ОСНОВЫ КЛАССИЧЕСКОГО ТАНЦА ВАГАНОВА СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

0 Comments

Шапиро Корректоры Румянцева Л. Поэтому правильнее начать изучение plie с I позиции, где менее устойчивое положение ног заставляет с самого начала делать некоторые усилия, чтобы держаться той вертикальной оси, вокруг которой строится все равновесие танцующего. В книге выдающегося педагога русской балетной школы А. Об огромной пользе занятий с Чекетти свидетельствуют многие русские балерины, в том числе Анна Павлова, которая на протяжении многих лет систематически приезжала в Милан, чтобы заниматься У прославленного педагога. Экзерсис на середине комбинируется из тех же pas, что и у палки, затем переходят на adagio и allegro. Школу обвиняли в сознательном консерватизме, рутине, отсталости, творческом бессилии, требовали реформировать сверху донизу. Метод Вагановой оказывал огромное воздействие и на развитие мужского танца.

Добавил: Kajijar
Размер: 57.59 Mb
Скачали: 98409
Формат: ZIP архив

В 12 Основы классического танца. Оставаясь глубоко национальной по духу и по манере танцевальных движений, она вобрала в себя как опыт французской и итальянской балетных школ, существенно переработанный на русской почве, таки личный сценический и педагогический опыт автора. Учебное пособие предназначено для учеников балетных школ, педагогов танца и всех интересующихся класвического и историей русского балетного искусства.

Ваганова Агриппина — Основы классического танца

Кноп Директор издательства Ваанова. Смирнова Художественный редактор С. Шапиро Корректоры Румянцева Л. Классическкого Выпускающие А В. Текстильщиков, 5, тел , ; lanmsk gpress. Подписано в печать Любые попытки наруше- художественное оформление ния закона будут преследоваться в судебном порядке.

Ваганова и ее книга Основы классического танца б Предисловие автора к третьему изданию 14 Построение урока 17 Формы классического танца 26 I. Battements 38 Battements tendus. Руки 57 Позиции рук 57 Port de bras 60 Примеры участия рук в экзерсисе 68 V. Танец на пальцах X.

Вагановой Основы классического танца была кклассического в году. Уже тогда стало очевидно, что ее значение далеко выходит за пределы учебника. Изложенная в ней методика преподавания классического танца явилась выдающимся вкладом в теорию и практику балетного искусства, итогом достижений советской хореографической педагогики.

Система Вагановой — закономерное продолжение и развитие традиций русской балетной школы. Творчество многих русских хореографов, педагогов, танцовщиков было направлено на совершенствование техники и выразительности классического танца.

На русской сцене работало также немало известных зарубежных педагогов. Прививаемые ими навыки творчески усваивались исполнителями и подчас значительно изменялись в сценической практике. Огромный опыт, накопленный русским балетом, а в советское время критически осмысленный и систематизированный, стал базой новаторской деятельности следующих поколений педагогов танца. Эта грандиозная работа была возглавлена А. Вагановой, профессором хореографии и народной артисткой РСФСР, педагогом Ленинградского государственного хореографического училища, ныне — Академии русского балета, носящей теперь ее имя.

Книгу Основы классического танца знает и ценит весь хореографический мир. Переведенная на английский, немецкий, испанский, польский, чешский, венгерский и многие другие языки, она перешагнула рубежи всех странгде существует балетное искусство. Можно суверенностью сказать, что переводы этой книги способствовали утверждению мировой славы русского балета не менее, чем зарубежные гастроли выдающихся балерин, учениц Вагановой, и крупнейших хореографических коллективов страны.

На опыт Вагановой 5.

Тем более велика популярность ее педагогической системы в нашей стране. Пяти изданий Основ классического танца, выпущенных на русском языке, оказалось недостаточно, чтобы удовлетворить потребность современных мастеров балета. За последние годы в связи с расширением сети хореографического образования, появлением множества балетных трупп стала ощущаться необходимость в новом издании книги Вагановой.

О первом из них — сценической карьере танцовщицы — она вспоминала с горечью, второй — послереволюционная педагогическая деятельность — принес ей мировое признание. И все же эти периоды взаимосвязаны.

Ваганова Агриппина Яковлевна

В неудовлетворенности артистической карьерой кроются истоки последующих достижений. Со страниц воспоминаний Вагановой 1 встает облик человека, настойчиво ищущего с юных лет.

  АНСАМБЛЬ ГУЛШАН ПЕСНИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Блестящая танцовщица Мариинского театра, прославившаяся как царица вариаций в балетах, где главные партии исполняли Павлова и Карсавина, Преображенская и Кшесин- ская, Ваганова лишь за танцаа до своего прощального бенефиса получила звание балерины ив году оставила навсегда сценическую деятельность.

Причины этого коренились не только в рутинных условиях императорской сцены. Чрезвычайно танфа к себе, Ваганова ощущала недостатки своей танцевальной техники. Было очевидно, основ я не прогрессирую.

И это сознание было ужасно. Вот здесь и начались для меня муки неудовлетворенности и собойи старой системой преподавания, — писала она в черновых набросках своих воспоминаний Ваганова не упускала возможности учиться у старших товарищей по сцене, но главным оставалась самостоятельная работа, поиски собственного подхода к танцу на основе критического освоения опыта современников.

Первые выводы родились из сравнения двух систем преподавания танца, бытовавших на русской сцене в конце XIX века под условным названием французской и итальянской школ. Представителями так называемой французской школы были известные русские педагоги танца Н. В балетном училище или в театре Ваганова брала у них уроки. Через учителя Гердта X. Иогансона, у которого также зани- 1 Агриппина Ааганова Ваганова.

Фонд Санкт-Петербургского музея театрального и музыкального искусства. Отсюда и ведет свое начало французская школа танца. Традиционный урок французской школы в конце XIX века вырабатывал мягкую и грациозную, но излишне вычурную, декоративную пластику. Впоследствии Ваганова не без иронии вспоминала о замечаниях, которые она слышала от своих педагогов Ножкой, ножкой Пококетливей!

В итоге пренебрежение к выработке энергии руки корпуса, спокойная, размеренная манера ведения экзерсиса ограничивали виртуозность танца. От этой старой манеры преподавания и исполнительства резко отличалась итальянская школа, достигшая расцвета в последней четверти XIX века и представленная в педагогике Энрико Чекетти, а на сцене — гастролершами Пьериной Ле- ньяни, Карлоттой Брианца, Антониэттой Дель-Эра и рядом.

За блестящей техникой итальянок деятели русского балета нередко чувствовали недостаток поэтичности и содержательности. В годы работы на петербургской сцене Энрико Чекетти авторитет итальянской школы значительно поднялся. Особенно убеждали быстрые успехи его русских учениц.

Стали очевидными преимущества итальянского экзерсиса, воспитывавшего надежный aplomb устойчивость, динамику вращения, крепость и выносливость пальцев. Привлекала и продуманность ведения урока Чекетти имел твердый план занятий на каждый день неделитогда как большинство педагогов работало без четкой программы. Об огромной пользе занятий с Чекетти свидетельствуют многие русские балерины, в том числе Анна Павлова, которая на протяжении многих лет систематически приезжала в Милан, чтобы заниматься У прославленного педагога.

С глубоким уважением отзывается о Чекетти и Ваганова. Впрочем, это замечала не только Ваганова. Подобно тому как выдающиеся русские балерины и танцовщики еще раньше творчески претворяли принципы французской школы в свой национальный стиль, итальянская школа также была существенно преображена в России. Ученицы Чекетти сглаживали резкости его манеры и итальянский рисунок pas например, подгибание ног в прыжках, а несомненные преимущества итальянского влияния не оставили равнодушной ни одну из талантливых представительниц и учениц французской школы, — рассказывает Ваганова.

Замечательные мастера русского балетного театра Анна Павлова, Тамара Карсавина, Ольга Преображенская и их предшественницы обладали глубоко национальной манерой танца поэтической одухотворенностью, чисто русской кантиленой танцевальных движений, богатством и выразительностью пластических оттенков.

Но русская школа в широком смысле слова еще не была закреплена в педагогической практике. Это и стало делом жизни Вагановой. Вспоминая уроки одного из любимых педагогов — Е. Преображенской, присматриваясь к балетмейстерской деятельности молодого Фокина, добившегося в своих спектаклях редкой одухотворенности танца, свежести поз, непринужденной и поэтичной пластики рук, Ваганова постепенно отбирала характерные особенности русской танцевальной манеры.

Все более сознательным становилось желание разобраться в науке танцанайти эффективные средства воспитания классической танцовщицы. Второй период творческой деятельности Вагановой начался сразу после Октября. В году она стала преподавать в школе Балтфлота, руководимой балетным критиком и горячим пропагандистом классического танца А.

  КНИГА ЗМЕЕНЫШ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Волынским, а три года спустя перешла в Хореографическое училище. Педагогический метод Вагановой складывался в двадцатые годы, трудную для советского балета пору, когда классическое наследие подверглось натиску псевдоноваторов.

Формалистическая левая пресса называла балет тепличным искусством, всецело обусловленным феодальным укладом и обреченным на гибель в новых условиях. И тарлатановая тюника балерины, и прочая премудрость — все это еще от Монгольфьера, от воздушного шара Классика, корнями упирающаяся в галантность эпохи Людовиков Св ния пестрели на страницах журналов и газет.

Вслед за классическим репертуаром нападкам подверглась основа основ балета — классический танец. Если театры немало страдали от предвзятой критики, толкавшей на путь формалистических экспериментов, то положение балетной школы было не. Школу обвиняли в сознательном консерватизме, рутине, отсталости, творческом бессилии, требовали реформировать сверху донизу.

А в это время в стенах Ленинградского хореографического училища складывалась строго проверяемая практикой педагогическая система, позднее ставшая известной всему миру как система А. Результаты, естественно, были замечены не сразу, хотя уже в году Ваганова выпустила отличных танцовщиц О. Млодзинскую, в м — Н. Современников поражали виртуозность семнадцатилетней танцовщицы, полнозвучность ее пластики, стремительность туров, необычайная выразительность певучих рук.

Семенову признали законченной балериной, но сущность ее таланта на первых порах была неправильно понята. В ней видели цветок старинного искусства, исключительное, но случайное явление, тогда как она была провозвестницей новой советской хореографической школы. Критика отмечала глубоко индивидуальный характер дарования молодых балерин.

Ив тоже время в танце Улановой находили много семеновского Еще мелькали в прессе требования обновить театр, начиная с училища, а между тем вступало в жизнь замечательное балетное поколение, воспитанное А.

А.Я.Ваганова. Основы классического танца

Вагановой и ее сподвижниками — В. Система Вагановой утверждалась в тесной связи с театральной практикой. Если в двадцатые годы деятели советского балета отстояли классическое наследие от псевдоноваторов, тов тридцатые — главной задачей стало создание современного репертуара.

С по год Ваганова возглавляла Рабочий и театр. За это время были созданы спектакли Пламя Парижа, Бахчисарайский фонтан, Утраченные иллюзии, Партизанские дни. Основы этого стиля закладывала хореографическая школа, которую можно назвать вагановской. Начиная с х годов стала очевидной художественная однородность ленинградской балетной труппы.

Не надо быть особым знатоком в области балета, чтобы заметить на спектаклях нашего театра у всех — от артисток кордебалета до ведущих балерин нечто общее в манере исполнения. Дудинская Решительно отвергая излишнюю декоративность, позирование, занимавшие немалое место в хореографии прошлого, Ваганова добивалась от учениц эмоциональной выразительности, строгости формы, волевой, энергичной манеры исполнения.

Танец выпускниц ВаганоЕой отвечал самой сущности русского балета как искусства большого содержания, высокой лирики и героики. Метод Вагановой оказывал огромное воздействие и на развитие мужского танца. Танцовщики, которые непосредственно у нее никогда не учились, приобретали чисто вагановский стальной aplomb, умение находить опору в корпусебрать force запас силы руками для туров и прыжков.